Пятнистый Ветер - cайт о гепардах

  Гепарды, гепарды, гепарды... Этот сайт посвящен гепардам, и рассказывает о гепардах, о мире гепардов.


Разделы


© Геннадий Владимирович Сележинский, "Стремительный, Как Вихрь"


Бегущий гепард, Юный Натуралист 1972


     Раз-два! Ровно столько - две секунды - нужно гепарду, чтобы развить скорость до 70 километров в час. Подобное ускорение не под силу даже лучшему гоночному автомобилю. "Движение его напоминало полет. По мере его приближения вырисовывалось длинное туловище, маленька круглая голова и мощные, неутомимые, работающие, как шатуны, конечности. Длинный, сильный, толстый хвост летел вытянутый по воздуху, как бы служа рулем этой удивительной машине". Так описывает иcпанский зоолог Феликс Родригес де ла Фчэнтэ стремительный бег самого быстроногого зверя нашей планеты. Французский натуралист Франсуа Бурльер как-то подсчитал: 650 метров гепард пронесся всего за треть минуты!

     Но, как говорится, что скоро, то не всегда споро: превосходя резвостью мелких антилоп, свою любимую добычу, гепард проигрывает им в маневренности. Значит, охота на копытных, впрочем, как и на зайцев и других мелких млекопитающих, да и птиц тоже, для него не всегда успешна. Так что нередко приходится голодать. Зато в случае удачи съедается в один присест половина джейрана.

     Промахнувшись во время своего знамения того броска (обычно это несколько сот метров), гепард уже не продолжает погоню: на длительный бег он не способен - задыхается. И, скрыв за маской равнодушия свою досаду, отправляется - теперь уже с новыми надеждами - в обход личных охотничьих угодий, которые простираются на несколько десятков квадратных километров. Вот на пути подвернулся высокий термитник (дело происходит в африканской саванне). Лучшего наблюдательного пункта не найти. Два-три прыжка - и зверь застыл на самом верху. Пока он обыскивает взглядом окрестности, сделаем небольшое отступление - зоолого-историческое.

     Гепарды - представители семейства кошачьих, хотя немало у них и собачьих черт. Болеют, например, собачьими болезнями. Как собаки, и сидят и охотятся. Шерсть у гепардов похожа на шерсть гладкошерстных собак. А расплывчаты пятна на шкуре напоминают уже кошачий мех. На земле звери эти оставляют совершенно кошачьи следы и, словно кошки, любят лазить по раскидистым деревьям, И это при собачьих-то высоких лапах с невтяжными когтями! На передних конечностях они светлые, большие, с острыми загнутыми вперед и вверх концами. Коготь первого пальца особенно велик. Длиннющей лапой, вооруженной этим когтем, словно наконечником копья, наносит гепард такой сильный удар, что настигнутая жертва летит кувырком.

     Черные полосы вдоль носа, придающие гепарду недовольно-обиженный вид, - элементы криптической окраски. Они маскируют животное в кустах и траве так же великолепно, как и пятнистая шкура, словно затейливая игра лучей света и теней от ажурной листвы деревьев.

     Однако, несмотря на все сходство со своими кошачьими родственниками, ученые выделяют гепарда за его своеобразие в самостоятельный род, а некоторые териологи* даже в отдельное подсемейство кошачьих.

     Нет пока что и единого мнения о числе подвидов гепарда. Большинство зоологов сходится на семи, некоторые из этой семерки признают лишь два - азиатский венатикус и африканский юбатус, которые переводятся с латыни как "охотничий" и "гриву имеющий". На самом же деле это не грива, а короткая гривка, как бы гребешок из немного удлиненных волос.

     К несчастью, подобные сомнения и неясности гепардовой систематики, вероятно, уже никогда не будут разрешены окончательно. Это не беда. Вот оно, горе: гепарды перевелись почти во всей Азии и во многих районах Африки. Поэтому животное попало в международную "Красную книгу". Значит, ему грозит опасность исчезнуть, как уже исчез с лица планеты один из его подвидов - охотничий гепард Индии.

Гепард в поисках добычи, Юный Натуралист 1972      Кому первому пришло на ум поохотиться с гепардами - неизвестно. Во всяком случае, первые сведения об их охотничьей доблести в Египте относятся ко второму тысячелетию до нашей эры. Историки упоминают, правда, еще об одном изображении, которое якобы датируется на тысячу лет раньше. Любопытно: гепарды в Египте служили не только для охоты, их держали в домах и лавках, подобно сторожевым собакам. Последний крик нынешней моды тоже домашне-ручные гепарды с их знаменитым мурлыканьем в десяток кошачьих сил. Даже гепарды-дикари африканских заповедников нередко прыгают в машины туристов, благодушно позволяя гладить себя.

     У этого ласкового приветливого зверя, так непохожего на родственников, нрав очень мирный. Быстро привыкнув к хозяину, он сильно к нему привязывается, охотно ходит на поводке и даже во время самых бурных игр не позволяет себе никаких вольностей, не в пример нашей домашней кошке. Как раз во время игр с человеком у гепарда проявляется еще одна типично собачья черта: приносить брошенные предметы. Однако такая исключительная среди всех котов и кошек готовность служить людям вот уже много веков используется в основном лишь для охоты.

     Кроме Египта, с гепардами охотились но многих странах Азии, в Англии, Франции, Италии, а на территории нашей Родины в Средней Азии и на Украине, в Армении, Грузии, Азербайджане. Известно, ручные гепарды были любимцами Короля франков Карла Великого и повелителя монголов Чингисхана. А в одной из летописей упоминается: князь Святослав среди прочих даров подарил князю Ростиславу пардуса, то есть гепарда. Упоминания о пардусах и пардусниках - дрессировщиках зверей в русских летописях далеко неоднократны.

     Но особенно грандиозной охота была в Индии, где во время правления Акбара (
XVI в.) содержалось одновременно до 1000 гепардов - их отлавливали петлями из антилоповых сухожилий, расставляемыми подле деревьев, о которые звери приходили точить свои когти. Взрослых животных предпочитали молодым. Дело в том, что юные гепарды, хотя приручаются и быстрее старших, еще не умеют как следует охотиться. Этому сложнейшему искусству их учат родители до полутора лет. Вот почему охотничьи лавры только тогда и пожинались, когда у дрессируемого зверя уже был "аттестат зрелости", то есть он до неволи успевал закончить "школу звериных наук". Не зная об этих зоологических тонкостях, раскрытых недавно, пардусники просто утверждали: у зверей, прирученных в детстве, не хватает свирепости для охоты.

     Пленникам в первые дни не давали ни спать, ни есть: голод и усталость ускоряли процесс приручения. После того как звери привыкали к тем, кто за ними ухаживал, и охотно пили и ели из особого ковша ( его во время кормления непременно держали в руках), их приучали к собакам и лошадям. Затем притравливали к дичи. И только после полугодичного обучения можно было приступать к охоте на мелких антилоп и зайцев, а иногда даже на оленей, ланей, куланов.

     Когда гепард убивает добычу в естественных условиях, короткой погоне предшествует скрадывание. Обычно зверь охотится утром или вечером, иногда ночью, если светит луна. Большей частью в одиночку, но нередко и парами или даже целыми семьями, когда молодые проходят охотничий курс обучения.

     Чтобы не было промашки, хищник выбирает в стаде животное послабее, причем делает это безошибочно. Затем припадает к земле, мастерски пользуясь малейшим укрытием: кустиком, камнем, неровностью почвы, и начинает преследовать намеченную антилопу обязательно против ветра. Высоко расположенные глаза позволяют наблюдать за жертвой, даже если пятнистый охотник скрывается за каким-либо укрытием. Криптическая окраска плюс искусная сноровка разведчика дают возможность гепарду подползти незамеченным метров на восемьдесят, а то и ближе, - на расстояние, с которого наверняка можно воспользоваться своей квалификацией спринтера. Подчас хищник приближается на дистанцию броска на виду у жертвы. Порой применяет иной охотничий прием: на выслеженное у водопоя животное охотится из засады. Предполагают - правда, в природе этого пока еще никто не наблюдал, - что среди охотничьих приемов гепарда есть даже манный способ - подзывать пернатую дичь, имитируя ее крики.

     Вообще-то звуковой язык хищника довольно разнообразен. В его голосе можно услышать почти все звуки, издаваемые домашней кошкой. Когда гепард доволен, все его тело вибрирует от громкого мурлыканья. Оно особенно впечатляюще, если гепардовая семья выражает хором свое хорошее настроение. Удовольствие проявляется звуками "уа-уа" и "ньям-ньям". "Прр-пр" - спокойный призыв, очень низкое "и-хи, и-хи" - тревожный. Защищая добычу или будучи раздражены, взрослые звери рычат, урчат, фыркают и щелкают зубами. А малыши, воюя за лучшие куски мяса, принесенного родителями, издают долгие вопли и страшно сопят, прижимая уши. Когда же напуганы, пронзительно-резко свистят. В ответ на материнский призыв тихо щебечут.

     Эти свистяще-металлические звуки удивительно напоминают голоса птиц. В диковинном наборе птичьих криков, особенно разнообразных у взрослых гепардов, можно узнать, например, голос франколина. Уникальный имитационный талант - признак врожденный. Скорее всего он остался у гепардов еще с тех давних времен, когда пернатые в их меню занимали гораздо большее место, чем ныне.

     Отгрызая или отрывая куски мяса, в отличие, например, от львов и леопардов, гепард никогда не помогает себе передними лапами. Напротив, поджимает их под себя. Быть может, это свидетельствует о том, что добывать столь крупную добычу такая же новинка для вида, как, скажем, привычка лазить по деревьям? А может, все проще: такими "долголапыми рычагами" просто не с руки придерживать мясо?

Гепард, Юный Натуралист 1972

     А теперь перенесемся в африканскую саванну, к высокому термитнику, где мы оставили гепарда, который промахнулся на охоте. Хвост у него так и ходит, так и ходит - совсем по-кошачьи: зверь недоволен. И конечно, не потому, что мы так надолго его покинули, а вовсе по иной причине: на дальней поляне под акациями пасутся лишь зебры и гну - для его шестидесяти килограммов дичь слишком крупная. Легко соскочив со своей двухметровой наблюдательной вышки, гепард - молодой самец - продолжает свой путь. Однако он не поленился свернуть с него, когда проходил мимо лужи. Прельстила его обыкновенная грязь: это дополнительное минеральное питание гепардов, к тому же оно улучшает пищеварение. Впрочем, улучшать как раз и нечего: желудок-то пуст! А ведь надо накормить и подругу: его пятнистая половина сама еще не охотится, так как только недавно у нее родились четыре несмышленыша и она пока не рискует надолго оставлять их одних.** Назовем ее Ацино, а супруга - Никсом.

     Грязь только раздразнила и без того изрядный аппетит гепарда. Но, быть может, удастся заметить добычу по зубам и весу нон с того дерева с таким удобным для лазания наклонным стволом ? Взобраться на него было делом нескольких секунд. И что же гепард увидел! Другого гепарда. Это уж слишком! И так мало дичи для себя и для семьи, а тут еще чужак. Никс бросился наперерез чужаку. Тот, услышав шум, тотчас обернулся в сторону неприятеля, и они с угрожающим рычанием*** медленно стали сходиться, пожирая друг друга глазами. Драка, казалось, неизбежна. Внезапно Никс, совсем было готовый к последнему прыжку - напряженное тело припало к земле, голова ниже плеч, ноги будто сжатые пружины, - опрокинулся на спину, мгновенно расслабив мышцы, и с тихим стоном запросил мира. Так сдаются на милость победителя, подставляя ему уязвимые места своего тела, не только гепарды, но и многие другие крупные хищники. Но почему же признал поражение наш самец! Ведь он был крупнее противника и защищал свою территорию? Ларчик открывался просто: Никс узнал свою мать.

     Только слякоть - результат обильных дождей - сделала невозможной охоту на ее участке и заставила мать Никса нарушить границу сыновних владений. С этого дня, словно по молчаливому уговору, мать и сын, избегая друг друга, стали охотиться в разных его уголках. Однако следует отметить: гепарды-самцы держатся на своих территориях с гораздо меньшим постоянством, нередко бродят где угодно и не так строго охраняют границы участков, как самки, которые оставляют визитные карточки на пеньках, термитниках и других возвышениях. Самцы чаще отмечают деревья.

     После Никса у матери было трое детенышей. Но весь выводок погиб. На них напал леопард. Ее малышам исполнилось тогда полтора месяца. Они уже хорошо ходили, научились лакать воду из родника. Кроме молока - а сосут его гепардята месяцев до двух, - родительница начала подкармливать малышей мясом. В ответ на материнский призыв "прр-прр" они впервые ответили тем же. У них уже прорезались все молочные коренные зубы, недели на две отстав от клыков и резцов. И наконец, гепардята научились, как птицы, щебетать, сообщая "мы тут!" или "тревога".

     Именно чириканье погубило маленьких братьев и сестру Никса. Однажды кто-то из них троих, когда мать ушла на охоту, испугался низко летавшего стервятника. Птичий крик тревоги, раздавшийся из-под развесистого куста, где прятались малыши, привлек леопарда. Это не был из ряда вон выходящий случай. Не пощадил бы хищник и беззащитных львят. Точно так же поступил бы, впрочем, и лев с детенышами леопарда. Сами жертвы остаются лежать нетронутыми. Причина драмы не голод, а устранение будущих возможных конкурентов по охоте на дичь.

     Горечь утраты для матери Никса вскоре восполнилась ожиданием новых детенышей, чье появление намечалось в самом недалеком будущем. А вот для Ацино, подруги ее сына, радость материнства уже наступила пять дней назад. Ее малыши, еще слепые и беспомощные, едва научившись перебирать лапками, тем не менее упорно ползли к материнским соскам и отчаянно дрались за лучший из них - самый "кормный". Они умели уже фыркать и шипеть, отличали родительский запах от прочих. Оградив их собой ото всего мира, Ацино с громким мурлыканьем вылизывала своих ненаглядных крошек, особенно тщательно массируя языком их животики для гигиены и лучшего пищеварения.

     Они были очаровательны в своем детском наряде с пушистой и пышной мантией на спинках.  Такой нет ни у кого из всего кошачьего семейства! Эти серебристо-серые, похожие на слой пуха длинные волосы резко контрастировали с темно-пятнистой шерсткой на, брюшке и лапах. Пятна равномерно были разбросаны по всему тельцу, только на спине их скрывала мантин. После двух месяцев она постепенно превращается в гриву, открывая пятнистость спины, а до этого, будто маскировочный халатик, надежно укрывает каждого малыша от вражеских глаз. Ведь гепарды логова не устраивают. Детская комната помещается прямо в середине какого-нибудь густого куста. Квартиры часто меняются, Так соблюдаются правила техники безопасности и санитарии. Чистота не только залог здоровья, но и гарантия того, что не появится враг, привлеченный стойким запахом.

     В девять дней малыши наших гепардов - их перетаскивали за загривок - первый раз сменили "детскую". Через день у них открылись глаза. Декаду спустя во время очередного переезда они уже сами вышагивали вслед за матерью. В 14 недель остатки мантии лохматым пушком прикрывали только их плечи. Постоянные зубы вместо молочных выросли ж девяти месяцам. Прошло еще пять, и юные охотники добыли свою первую антилопу. В возрасте полутора лет отметили и совершеннолетие, покинув родителей. А в два года стали взрослыми, чтобы прожить свои 15 лет жизни, пополняя на Земле род гепардов.

     Заканчивая нашу историю, остается только добавить: Ацино плюс Никс - вместе это получается Ациноникс: родовое название гепарда, имя и отчество которого по-научному - Ациноникс юбатус.

Юный Натуралист 1976 № 2

Примечания :
*Териолог – ученый зоолог занимающийся млекопитающими. Териология (от греческого therion–зверь) (маммолиология, маммология) раздел зоологии изучающий млекопитающих.

**В дикой природе гепарды почти никогда не знают своих отцов. После короткой встречи самец и самка чаще всего расстаются, и, возможно, больше никогда в жизни не втречаются. Тем более самец почти никогда не находится рядом с самкой когда у той рождаются малыши.

*** Гепарды не умеют рычать, (как и обычные домашние кошки). Они просто не могут этого делать. Они могут шипеть, фыркать...читайте об этом в разделе «А вы знаете что...?»

(Примечания мои, ГепардIK.)


Об авторе:

Сележинский Геннадий Владимирович. Родился в 1935 году в городе Лубны Полтавской области. Окончил биологический факультет Киевского государственного университета. Много лет работал в Зоологическом музее Академии наук УССР в Киеве таксидермистом. Работал фотокорреспондентом журнала «Знання та Праця» («Знание и Труд»). Автор свыше 50 научно-популярных и научно-художественных статей и более 100 фотографий в периодической печати, сборниках и книгах, включая журнал «Юный Натуралист». Автор научно-популярных книг «Животные — строители» и (в соавторстве) «Жизнь вокруг нас».




 [Наверх]